Легальные наркотики купить наркотики Курчатов



Российские футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин устроили шикарную вечеринку в Монте-Карло

В разных областях знаний сейчас всё меняется так быстро, что уследить за изменениями не поспевают даже специалисты, чего уж говорить о рядовых горожанах. Поэтому в рубрике «Что нового?» каждую неделю мы узнаём у учёных, врачей и других профессионалов о том, как меняются их сферы деятельности и что эти перемены значат для простых смертных.

На этот раз The Village встретился с врачом-онкологом, исполнительным директором Фонда профилактики рака Ильёй Фоминцевым, чтобы узнать, почему тяжёлым онкобольным в России трудно получить обезболивание, как понять, будет ли у вас рак, и всё ли сделала правильно Анджелина Джоли.

— Бояться рака просто так, без симптомов, не надо. Поскольку, зная простые правила жизни, рака легко избежать. Для каждого возраста и пола и для каждого личного и семейного анамнеза существует целый набор обследований, который рекомендован, исходя из статистических исследований заболеваемости и достоверности диагностических методов. Эти наборы отличаются в разных странах. В нашей официальных национальных стандартов фактически нет. Есть представления о том, как должно быть, укоренившиеся у врачей. Есть стандарты диспансеризации. Но то, что прописано в соответствующем Приказе о диспансеризации ( Минздрава России от 3 декабря 2012 года. — Прим. ред. ), ничем не обусловлено и не основано на научных исследованиях. Западные же стандарты, которые рекомендует МАИР, Канадское раковое общество, Американское раковое общество и прочие организации, основаны на статистике, исследованиях чувствительности и специфичности диагностического метода и так далее.

В разных странах и регионах разная заболеваемость, разные её пики в разных возрастах, разная доступность и стоимость диагностических методов. Поэтому нам, конечно, надо разрабатывать свои стандарты: в каждой избушке свои погремушки. 

Принцип в целом такой: чем моложе человек, тем меньше ему надо обследований, и наоборот. Чтобы точно узнать, что нужно человеку, а что нет, мы разработали  специальный тест  (единственный такого рода в России), он доступен у нас на сайте. Человек две минуты отвечает на вопросы, касающиеся его жизни — в результате ему дают, во-первых, картину рисков рака, во-вторых, индивидуальный график — что из обследований ему нужно делать и с какой частотой. 

При этом надо сказать, что рекламируется и даже рекомендуется врачами очень многое из того, что не нужно делать. В качестве классического примера приведу онкомаркеры: спроси у человека на улице, что ему нужно сделать по поводу рака? Он ответит: «Сдать анализ на онкомаркеры». Это идея, которая широко распространилась в головах у россиян: онкомаркеры — то самое, что нужно, сдал кровь — и готово! Но они не выявляют рак и не дадут вам ответ на вопрос, есть ли у вас опухоль. Там слишком высокий процент как ложноотрицательных, так и ложноположительных ответов. Онкомаркеры изредка применяют только для контроля эффективности лечения рака — уже когда он выявлен. 

Российские футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин устроили шикарную вечеринку в Монте-Карло

В разных областях знаний сейчас всё меняется так быстро, что уследить за изменениями не поспевают даже специалисты, чего уж говорить о рядовых горожанах. Поэтому в рубрике «Что нового?» каждую неделю мы узнаём у учёных, врачей и других профессионалов о том, как меняются их сферы деятельности и что эти перемены значат для простых смертных.

На этот раз The Village встретился с врачом-онкологом, исполнительным директором Фонда профилактики рака Ильёй Фоминцевым, чтобы узнать, почему тяжёлым онкобольным в России трудно получить обезболивание, как понять, будет ли у вас рак, и всё ли сделала правильно Анджелина Джоли.

— Бояться рака просто так, без симптомов, не надо. Поскольку, зная простые правила жизни, рака легко избежать. Для каждого возраста и пола и для каждого личного и семейного анамнеза существует целый набор обследований, который рекомендован, исходя из статистических исследований заболеваемости и достоверности диагностических методов. Эти наборы отличаются в разных странах. В нашей официальных национальных стандартов фактически нет. Есть представления о том, как должно быть, укоренившиеся у врачей. Есть стандарты диспансеризации. Но то, что прописано в соответствующем Приказе о диспансеризации ( Минздрава России от 3 декабря 2012 года. — Прим. ред. ), ничем не обусловлено и не основано на научных исследованиях. Западные же стандарты, которые рекомендует МАИР, Канадское раковое общество, Американское раковое общество и прочие организации, основаны на статистике, исследованиях чувствительности и специфичности диагностического метода и так далее.

В разных странах и регионах разная заболеваемость, разные её пики в разных возрастах, разная доступность и стоимость диагностических методов. Поэтому нам, конечно, надо разрабатывать свои стандарты: в каждой избушке свои погремушки. 

Принцип в целом такой: чем моложе человек, тем меньше ему надо обследований, и наоборот. Чтобы точно узнать, что нужно человеку, а что нет, мы разработали  специальный тест  (единственный такого рода в России), он доступен у нас на сайте. Человек две минуты отвечает на вопросы, касающиеся его жизни — в результате ему дают, во-первых, картину рисков рака, во-вторых, индивидуальный график — что из обследований ему нужно делать и с какой частотой. 

При этом надо сказать, что рекламируется и даже рекомендуется врачами очень многое из того, что не нужно делать. В качестве классического примера приведу онкомаркеры: спроси у человека на улице, что ему нужно сделать по поводу рака? Он ответит: «Сдать анализ на онкомаркеры». Это идея, которая широко распространилась в головах у россиян: онкомаркеры — то самое, что нужно, сдал кровь — и готово! Но они не выявляют рак и не дадут вам ответ на вопрос, есть ли у вас опухоль. Там слишком высокий процент как ложноотрицательных, так и ложноположительных ответов. Онкомаркеры изредка применяют только для контроля эффективности лечения рака — уже когда он выявлен. 

Российский уголовный кодекс богат разнообразными статьями, которые, на первый взгляд, похожи друг на друга. К таким можно отнести положения, содержащие меры ответственности за приобретение, распространение и изготовление наркотических средств, то есть за незаконный оборот наркотиков.

В медицине, как известно, наркотические средства применяются только в самых крайних случаях, когда помочь пациенту избавиться от боли не представляется возможным традиционными способами. Как правило, медицинский оборот определенных наркотиков является вполне законным.

Однако наркотический эффект от многих веществ обусловил их использование в совершенно другой области.

Следует различать собственно наркотические средства, их прекурсоры (промежуточные веществ в реакции), производные, психотропные вещества и соли веществ, которые не допускаются к свободному обороту в России.

В Уголовном кодексе непосредственно незаконный оборот наркотиков описан в статьях 228-233. Несмотря на то, что для обывателя сбыт, перевозка и другие действия с наркотическими средствами, а также их классификация по видам и наркотическому действию не имеют существенной разницы, законодатель разделил суть оборота на несколько диспозиций.

В статьях 228 и 228.3 предусмотрены наказания за приобретение, хранение и перевозку наркотических средств, а также их прекурсоров или растений, содержащих одурманивающие вещества, и психотропных веществ. Причем законодатель разделяет по статьям наркотические средства и прекурсоры. Можно отметить, что статья за хранение наркотиков предполагает наказание в виде срока лишения свободы до 3 лет. За приобретение и хранение только прекурсоров – всего лишь ограничение свободы на период до 1 года.

Российские футболисты Павел Мамаев и Александр Кокорин устроили шикарную вечеринку в Монте-Карло

2utenka.ru